Хочу помочь
+7 (351) 261-03-11
+7 (351) 260-74-10
454048, г. Челябинск, ул. Худякова, 20

Вячеслав Скворцов: «У региона впереди хорошая перспектива»

Руководитель Челябинского регионального отделения Российского детского фонда Вячеслав Николаевич Скворцов дал интервью журналистам портала «За возрождение Урала».

Покинув в прошлом году пост председателя Общественной палаты Челябинской области и став ее рядовым членом, Вячеслав Скворцов не стал менее заметной или влиятельной фигурой.

Впрочем, и рядовым его не назовешь. Человек с огромным управленческим опытом, он перенес выработанный годами системный подход в свою общественную деятельность. Почти 17 лет Вячеслав Николаевич возглавляет Челябинское областное отделение Российского детского фонда. Все эти годы фонд не шумно, но эффективно работал, помогая сотням южноуральских детей и семей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.

Сумин сказал: «У тебя получится»

– Как случилось, что вы, в прошлом промышленник и политик, занялись общественной деятельностью?

– Российский детский фонд образован 14 октября 1987 года. Вскоре же появилось и челябинское областное отделение. Оно переживало разные времена, но к 2000 году стало ясно, что организации нужен импульс. По сути нужно было возрождать региональное отделение. Инициатива принадлежала Петру Ивановичу Сумину. Он попросил меня заняться этой работой.

– А почему это было интересно вам?

– Петр Иванович нашел верный подход. Он сказал: «Тебе не впервой начинать дело с нуля». Я действительно стоял у истоков Союза промышленников и предпринимателей области, был первым председателем Заксобрания. И потом – я даже не особо задумываясь, соглашаюсь, если во мне видят необходимость. Сумин сказал: «У тебя получится».

– Какие задачи стояли тогда перед детским фондом на Южном Урале?

– Дети – наиболее уязвимая часть населения. Поэтому все проблемы – от здравоохранения до бытового неблагополучия – на них отражаются сильнее. Исходили из старой истины: «Чужих детей не бывает». Надо было вовлечь в решение их проблем все города и районы области, руководителей органов власти, общественность. Петр Иванович, кстати, стал первым благотворителем, перечислив в фонд два своих оклада. Депутаты и руководители последовали его примеру. В тот год мы собрали больше, чем другие субъекты – порядка 40 млн рублей.

«Мы создали общность людей»

– Деньги собрать – это полдела…

– Начали с того, что изучили потребности детей вместе с профильными министерствами – социальных отношений, образования, спорта и культуры. Определили приоритетные направления. Вышло постановление губернатора о проведении бессрочного благотворительного марафона. Создали оргкомитет по развитию благотворительного движения в Челябинской области, который возгласил вице-губернатор Андрей Косилов. Сумин настаивал: нужно, чтобы каждый рубль приносил результат. В каждом городе и районе были назначены координаторы благотворительной деятельности. Мы объединили все ресурсы тех, кто пожелал работать в этом поле. Создали общность людей. Договорились, что средства должны идти на нужды той территории, где были собраны. Актив на местах сам решает, на что их потратить в первую очередь.

А главное – удалось не просто возродить отделение детского фонда, а создать систему, которая существует до сих пор и работает автономно. Мое участие как председателя минимально!

– Расскажите о конкретных примерах работы фонда.

– Отец остался один с пятерыми детьми. Работал в пожарной части, своего дома нет. Все формальные основания, чтобы детей забрать в детдом. Мы объявили сбор средств. За две недели собрали 1,8 млн рублей. И купили ему дом. Теперь у него свое хозяйство, дети помогают отцу. А главное – они живут семьей. Есть и еще один немаловажный аспект. Содержание ребенка в детском доме обходится государству примерно в 700 тысяч рублей ежегодно. Если пятеро – уже 3,5 миллиона. Каждый год! А представим, если бы все-таки детей забрали бы. Не исключено, что отец стал бы пить…

Еще пример. Златоустовский городской округ, поселок. Мать осталась с ребенком одна без работы. Мы собрали средства благодаря людям из этого же поселка. Местные взяли над этой женщиной шефство. Нынче «ребенку» исполнится 18 лет. Заканчивает школу. Хорошо учится, уже выбрал, куда пойдет дальше. Страшно подумать, как могла сложиться судьба мальчика и его матери, если бы не помощь добрых людей и нашего фонда…

Вот и получаем Кемерово…

– Почему, на ваш взгляд, происходят такие истории, как трагедия в Кемерово, где погибли дети?

– Разгильдяйство взрослых. Недальновидность руководителей, тех, от кого зависит безопасность людей. Дисциплина должна быть предельно жесткой там, где есть потенциальная опасность для людей. И особенно – для детей.

– Но у нас столько контрольно-надзорных органов, которые обязаны все проверять и за всем следить!

– Да, но инспектор приходит, принимает детскую площадку или торгово-развлекательный центр, документы подписывает, а завтра начинается жизнь. Кто проконтролирует? Нас воспитывала система. Будучи директором завода, я каждое утро в полвосьмого делал обход предприятия. Начальник цеха – обходил цех. Начальник участка – участок. Сегодня никто этому не учит. А раньше тот же директор завода и главный инженер каждый год проходили аттестацию, сдавали экзамены. И попробуй не сдать – оставишь свое кресло!

Этой системы сейчас не стало. Зато появился рынок. Прибыль превыше всего. Вот и получаем Кемерово…

Мы в одной лодке

– Как бы вы оценили степень взаимодействия гражданского общества и власти сегодня?

– Власть вовремя поняла, что у нее нет перспективы, если она будет игнорировать мнение общества. Владимир Путин взял курс на привлечение общества в управленческие процессы. Мы же все в одной лодке. Я считаю, сегодня нужно поставить знак равенства между обществом и властью. Нам необходимо создать такие механизмы, чтобы власть почувствовала, что она нанята гражданами. Не она над обществом, а наоборот.

– А зачем это власти?

– Общественная палата России была создана в 2005 году. Но немногие помнят, что первая Общественная палата появилась в Челябинской области. Когда я стал председателем Заксобрания, то понял, что мне самому нужен механизм контроля со стороны общества. И мы – руководство Заксобрания и общественники – обсуждали животрепещущие вопросы на равных.

За прошедшие годы произошла серьезная эволюция. Люди стали намного активнее. Но и власть смотрит на нас иначе. Сегодня у членов Общественной палаты области большие возможности влияния на принятие решений. Я считаю, это особенность именно Челябинской области.

Начать с экологии

– На ваш взгляд, чем будут обусловлены перспективы развития Челябинска в ближайшем будущем?

– Успехами в улучшении экологической ситуации. Думаю, не секрет, что именно экологические проблемы заставляют некоторых челябинцев задумываться о переезде в другие регионы. Причем такие мысли приходят в голову у состоявшихся или потенциально успешных людей. Сегодня у общества и власти есть понимание, что перспективы у нас не будет, если мы не решим эту нашу главную, как я считаю, задачу. Теперь и у крупного бизнеса есть понимание. Я впервые увидел это второго марта на заседании Союза промышленников и предпринимателей области.

– Но ведь это понимание предполагает и перенастройку экономики региона. В чем здесь наш потенциал?

– Я проехал весь мир, но сегодня отдыхаю только на Южном Урале. Здесь несравнимо красивые места. Просто сказочные. Сейчас разработана программа развития туризма в Челябинской области. Уверен, туризм со временем станет серьезной отраслью нашей экономики.

– Сопоставимой с металлургией?

– Будем реалистами, наверное, все же нет. Но структура экономики будет меняться. К тому есть предпосылки. Например, у нас в регионе складывается промышленная инфраструктура обслуживания нефтегазовой отрасли – начиная от металлургического и трубного производства, заканчивая всей «начинкой», которая будет производиться на оборудовании, сделанном опять же у нас в регионе. Это путь развития негрязного производства. Про успехи сельского хозяйства хорошо известно, и здесь есть куда расти. Серьезную занятость населения может дать сфера обслуживания. Сегодня очень трудно найти даже сиделку больному человеку, а должна быть инфраструктура, обеспечивающая престарелых людей. И так далее. Речь идет о том, что экономика должна обеспечивать нам не только пропитание, но и достойную среду, давать все, что нужно человеку для жизни. А начать нужно все-таки с экологии. Верю, что у региона впереди хорошая перспектива.

Вячеслав Николаевич Скворцов

Вячеслав Николаевич Скворцов родился в 1947 году в Златоусте. В 1972 году окончил механико-технологический факультет Челябинского политехнического института (ныне – ЮУрГУ), в 1993-м – Академию наук при Правительстве России.

В 1970 - 1976 годах – заместитель директора Златоустовского металлургического техникума по учебно-производственной работе.

В 1976 - 1991 годы – депутат городского Совета Златоуста, член райкома и горкома КПСС.

1986 - 1993 годы – работа на Златоустовском заводе металлоконструкций. Прошел трудовой путь от начальника производства до генерального директора.

В 1993 - 1997 годах – вице-президент Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области.

В 1994 - 1995 годах – первый председатель Челябинской областной думы.

1994 - 1997 годы – заместитель председателя Совета по промышленной политике и предпринимательской деятельности при Правительстве РФ.

В 1995 году избран депутатом Государственной думы России по региональному списку партии «Наш дом – Россия». Был членом Совета Федерации.

В 1996 - 1998 годах – генеральный директор ОАО «Златоустовский металлургический завод».

С 2006-го по 2016 год – председатель Общественной палаты Челябинской области.

Почетный член Союза промышленников и предпринимателей Челябинской области.

С 2000 года возглавляет Челябинское региональное отделение Российского детского фонда, заместитель председателя Российского детского фонда.

Фото Алексея Гольянова

Источник